«Дедушка» русского флота

От занятых на заводах и фабриках мастеров Петр требовал выпуска изделий высокого качества. На изделиях из железа мастер был обязан ставить свою марку — поручительство доброкачественности товара.

В эпоху Петра впервые появились законы об охране природы, в частности о сохранении вод и лесов.

В одном из указов говорилось: «…Иметь чистоту улиц… и сор чистить и возить на указанное место… отнюдь на реку зимою не возить, а также протоки и каналы сором не засыпать под жестоким штрафом…»

Были указы «О нерублении доброго леса», «О нерубке заповедных лесов» и др. Петр запрещал, под страхом смертной казни, рубить деревья, годные на кораблестроение. По Неве и Финскому заливу он повелел через каждые пять верст поставить по виселице, на которых должны быть повешены лесоистребители. Через какое-то время, проезжая корабельным лесом, Петр сказал своему спутнику:

— Вижу поставленные виселицы. Но почему нет повешенных?

— Государь, лесоистребители зело напугались и перестали воровать лес.

— Это хорошо. А виселицы пусть еще постоят…

Начиная с 1702 г. Россия приступила к строительству Балтийского флота, а с основанием в 1703 г. Санкт-Петербурга строительством кораблей занялось главное адмиралтейство.

Страстный любитель мореплавания, Петр говорил своему сподвижнику Апраксину:

— Я приучаю мою семью к воде, чтоб не боялись впредь моря и чтоб понравилось им положение Петербурга, окруженного водой. Кто хочет жить со мной, тот должен бывать часто на воде.

Он принимал меры к тому, чтобы развить в своих подданных любовь к кораблям и охоту к мореплаванию. С этой целью он учредил в Петербурге так называемую Невскую флотилию. Каждый из зажиточных петербургских домовладельцев обязан был иметь лодку. В воскресные и праздничные дни по сигналу из крепости все они под опасением штрафа должны были на своих судах выезжать на Неву. Появлялся царь с вельможами, и при звуках музыки вся эта флотилия отправлялась на Взморье. Там происходили маневры в течение нескольких часов, а по окончании их флотилия возвращалась к летнему дворцу, где владельцам лодок предлагалось угощение…

С разгромом шведской армии под Полтавой в 1709 г. роль флота значительно возросла. Молодой русский Военно-морской флот, действуя совместно с наземными войсками, вписал ряд блестящих страниц в историю нашей страны: Гангутская победа, осада и взятие Выборга, морской бой у острова Эзель, бой у острова Гренгам и др. Эти победы положительно повлияли на исход Северной войны (1700-1721 гг.): Россия вернула себе отторгнутые иноземными захватчиками земли северо-восточного побережья Финского залива и укрепилась на берегах Балтийского моря.

Заключение мирного договора со Швецией (1721 г.) было торжественно отмечено сначала в Петербурге и затем — особенно оригинально — в Москве. Более 50 судов, сделанных из легких досок и поставленных на полозья, с мачтами, парусами и пушками, в назначенный день потянулись по улицам Москвы. Один из этих кораблей везли медведи, другие — собаки, третьи — свиньи и т. д. Самый большой корабль едва тащили 15 дюжих коней. Царь, царица и все знатные люди восседали на этих кораблях, наряженные в самые разнообразные костюмы.

Ранее, в 1720 г., во время празднования победы русских галер над шведским флотом, церковный и политический деятель Феофан Прокопович подал совет Петру отметить успехи Балтийского флота. В своем похвальном слове он подчеркнул значение ботика Петра в истории Военно-морских сил: «Кто же не скажет, что малый ботик против флота есть аки зерно против древа… О ботик, позлащения достойный!.. Мой бы совет был: ботик сей блюсти и хранить в сокровищах на незабвенную память последнему роду».

И если прежде царь не воспользовался этим советом: отвлекали неотложные государственные дела и Каспийский поход 1722 г., то весной 1723 г. по распоряжению Петра реставрированный и обшитый медными досками ботик был доставлен с Переславского озера на берег Невы, а затем в Кронштадт. 11 августа 1723 г. «дедушка» русского флота, управляемый самим Петром, в сопровождении 200 галер, под грохот канонады полутора тысяч орудий и громкие крики «ура» прошел вдоль строя украшенных флагами кораблей Балтийского флота. На кораблях были спущены флаги и вымпелы «в знак величайшего уважения».

Выходя из ботика, Петр сказал присутствующим:

— Смотрите, как дедушку внучата веселят и поздравляют! От него при помощи божеской флот на юге и севере — страх неприятелям, польза и оборона государству!

Вечером царь, обращаясь к ботику, произнес тост:

— Здравствуй, дедушка! Потомки твои по рекам и морям плавают и чудеса творят.

Этим праздником, не имевшим себе равных ни по яркости, ни по выразительности, Петр как бы подводил итоги своей деятельности.

Согласно воле Петра в Петербурге на Монетном дворе было построено стройное круглое здание для хранения ботика на «вечные времена».

В дальнейшем также устраивались торжества в честь Петровского ботика.

16 мая 1803 г., во время празднования столетия Петербурга, «дедушка» был поднят на 100-пушечный корабль «Гавриил» и привезен к памятнику Петра I. Здесь состоялся парад войск. С поднятием на ботике штандарта загремел салют из крепости, адмиралтейства и с флотилий, выстроенных там же. Император Александр I стоял у памятника Петра Великого, принимая парад.

Подобная картина повторилась в 1903 г., когда праздновалось двухсотлетие Петербурга. «Дедушку» встречали уже не парусные корабли, а его стальные правнуки, расцвеченные флагами…

Заметим, что, в сущности, великие почести воздавались не только Петру I, основателю русского Военно-морского флота, но и рязанским мужикам — искусным плотникам, построившим замечательный ботик.

В настоящее время ботик Петра I занимает достойное место в экспозиции Центрального военно-морского музея в Санкт-Петербурге.

Ваша оценка
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий