Полулегенда или полуправда?

…В селе Студенки Новодеревенского района пожилая женщина, углубляя подпол, звякнула лопатой о что-то металлическое. Разворошив землю, она обнаружила в истлевшей овчине четыре тяжелых бруска, окрашенных в черный цвет. И вспомнила, что муж, уходя на Отечественную войну, похлопал ее по плечу и сказал:

— Ты не горюй. И мы горя с тобой знать не будем.

— Дак, это уже третья у тебя война.

— А Бог троицу любит,— шутил муж, прошедший первую мировую и гражданскую войны.

Хоть Бог и «любит троицу», но муж с Великой Отечественной не вернулся. Вспомнила женщина проводы мужа, взвесила на руках черные бруски: куда их приспособить — уж очень чистые они и гладкие. «На гнет сгодятся», — решила она.

Случилось ей перекладывать печь. Закончив работу, печник отказался от денег, а попросил приглянувшийся ему черный брусок.

— Он по весу, — сказал, — на свинец смахивает. На дроби мне сгодится.

Женщина с радостью отдала «гнет» с кадки соленых огурцов, положив на его место обыкновенный булыжник.

Дело-то в пятидесятые годы происходило. Много в то время денег-то было у сельчан?

Через какой-то срок сын приехал к ней в отпуск. Офицер. Наткнулся на три оставшихся у матери бруска и, заинтересовавшись ими, обнаружил на каждом царское клеймо с двуглавыми орлами. Счистил черную краску и… поразился: зо-ло-то!

Сын сдал золотые бруски в один из городских банков и получил четверть их стоимости как вознаграждение за передачу государству найденного клада. Вознаграждение получилось значительное: он перестроил дом матери, а себе купил автомашину «Победа».

Была тогда такая байка. Она переходила из уст в уста, обрастая новыми подробностями и новыми придумками, что стала не то полуправдой, не то полулегендой.

А почему полуправда и полулегенда?

Если предположить, что информация об облике брусков царского золотого фонда в сельской местности маловероятна, то эта байка смахивает больше на достоверность: значит, кто-то видел такие слитки с царским клеймом, держал их в руках. Известно же, что в период гражданской войны царская казна была погружена в так называемый «золотой эшелон» и отправлена на Восток. Часть ее Колчак передал Японии и другим странам в виде платы за оружие. Некоторая часть была растащена в пути следования эшелона, а, может, при каких-то обстоятельствах даже просто выброшена по незнанию ценности черных металлических брусков. А почему бы, скажем, житель Студенок не мог быть в числе охраны «золотого эшелона» или случайно поднять выброшенные «черные бруски», а потом узнать, что это — золото?

Полуправда, полулегенда, переходя из уст в уста, от поколения к поколению, приобретают фольклорную героику, особенно в лице разбойников, прятавших фантастические сокровища. Посейчас живет в Касимовском районе предание о разбойнике Веревкине, который награбленные богатства не в землю прятал, а набил ими кованый сундук, поставил его в лодку и затопил где-то в озере у горы, которая с тех пор так и зовется «Золотой».

Ваша оценка
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий